Fri. May 27th, 2022

Russian version below

22:00

Yury Ushakov (http://en.kremlin.ru/catalog/persons/305/biography) briefed media representatives on the telephone conversation between President of Russia Vladimir Putin and President of the United States Joseph Biden (http://en.kremlin.ru/catalog/persons/245/events).

Aide to the President Yury Ushakov:

Good evening!

A telephone conversation between the President of the Russian Federation and the President of the United States has just concluded. It lasted for just over an hour. The call was as a follow-up of sorts on the December 7 videoconference talks between Russia and the United States, and the December 30 telephone conversation. It was during those conversations that the two leaders began discussing one of the most important issues on the current agenda, namely long-term legally binding security guarantees for the Russian Federation.

Today’s conversation was held, as everyone knows, against the backdrop of an unprecedented push by US official to whip up hysteria over the allegedly imminent Russian invasion of Ukraine. Incidentally, in requesting that the telephone conversation be held today, instead of on Monday as it was previously scheduled, the US cited the likelihood of this catastrophic scenario.

Similar requests for urgent conversations have been filed by other members of the Biden administration, who talked over the phone with many of their Russian colleagues yesterday and today. It was thus a coordinated effort to pump out hysteria about the “invasion,” which is now at its height.

Coming back to the conversation between the presidents of Russia and the United States, it can be said that the tone was rather balanced and business-like. President Biden even talked about the experience of his predecessors who made every effort during the Cold War to avoid the catastrophe of a serious military conflict between our two nations.

He said that our two great nations were still rivals but that we must take every effort to maintain stability and security in the world. He also stressed that every effort needs to be taken to avoid the worst scenario as concerns the current situation around Ukraine. He said he was a proponent of diplomacy and laid down a whole raft of proposals that he believes reflect many of Russia’s concerns and initiatives that we outlined and relayed to the US and NATO in the draft documents on security guarantees.

I want to note straight away that the Russian President responded by saying that Russia was going to carefully study President Biden’s proposals and would certainly pay due consideration to them. He made clear, however, that these proposals did not really address the central, key elements of Russia’s initiatives either with regards to non-expansion of NATO, or non-deployment of strike weapons systems on Ukrainian territory, or NATO’s return to the positions that existed at the moment of signing the 1997 Russia-NATO Founding Act. To these items, we have received no meaningful response.

Many of the suggestions that were put forward during the conversation were part of the January 26 response to Russia’s proposals relayed to us by Washington and NATO.

Speaking about the tense situation around Ukraine, Joseph Biden made a mention, as might have been expected, of the possibility of harsh sanctions against Russia, but they were not the focus of his rather lengthy conversation with the Russian leader.

Our President detailed Russia’s principled approaches and explained why the time has come to resolve issues that have a direct bearing on the Russian national security.

The President of Russia presented his overview of the history of relations between the US, NATO and Russia that has led to this crisis. He said, in particular, that the Soviet Union and the United States were certainly adversaries during the Cold War; and that although we were friends of sorts in the 1990s, even then the US and NATO did not pursue a constructive policy towards Russia. That was the time of NATO’s practical expansion of its operations, its admitting new members and moving closer towards Russian borders.

This was followed by the stark worsening of the Euro-Atlantic security architecture in the 2000s, which has had a direct impact on the security of our country.

What else did I want to note? The Russian President went into equally great detail about the Ukrainian Government’s destructive policies aimed at sabotaging the Minsk Agreements, which have been ongoing for the previous eight years. He noted that the West did not exert enough pressure on Kiev to follow through on its commitments under the agreements. The President of Russia also highlighted the dangers of a militarized Ukraine and the on-going injections of cutting-edge weaponry, which the West has been steadfastly involved in and which has been encouraging the Ukrainian military to stage provocations both against Donbass and Crimea.

In light of Ukraine’s doctrinal policy which explicitly states its goal to retake Crimea by force, the hypothetical admission of that country to NATO is fraught with dire consequences, including direct military confrontation between Russia and NATO, at the very least due the US’ recognition of Article 5 of the North Atlantic Treaty as being sacred. This is what our President spoke in detail about during the conversation.

Overall, the presidents agreed that Moscow was going to carefully study the proposals put forward by President Biden and where possible, will take them into consideration in its response to the position documents drafted by the US and NATO. We will make this response known to our partners and members of the general public in the nearest future.

Building on Joseph Biden’s desire for the US-Russia relations to be based on mutual respect, the presidents agreed to continue contacts on various levels on all the issues discussed during the telephone conversation today. I would like to stress once again that overall, the conversation was business-like.

Thank you.

Question: Can you tell us if today’s conversation has shed any light on US motives? If President Biden knew that he was going to talk to Vladimir Putin on the phone, why did he announce a Russian “invasion” on February 16, which shook the entire world?

Is it possible that after the two heads of state have spoken today, President Biden can still set a new date for this “invasion” for tomorrow or the day after? Such a statement will only provoke further concerns globally. How are we supposed to interpret this?

Yury Ushakov: You know very well that tensions have been stoked over our troops’ movements on Russian territory, albeit close to the Ukrainian border, for several months now. I agree completely that the whole situation has reached absurd levels in the past days and hours. But here are the facts: the US is stoking hysteria over our so-called planned Russian “invasion,” giving even the dates of this “invasion,” all the while working jointly with its allies to build up Ukraine’s “military muscle.” Significant funds are being allocated to modernize the Ukrainian armed forces, and more military instructors are being sent there. So, the “invasion” chorus is a backdrop to create opportunities for possible provocations by the Ukrainian military.

This is our view of the situation.

Question: Is it possible the US will continue to act like this?

Yury Ushakov: I don’t know. It’s the US that chooses to go down this road. We have made our thoughts known and have said repeatedly that we can’t understand why mass media have been feeding false narratives about Russia’s intentions.

Question: Did the presidents discuss the incident with the US submarine in Russia’s territorial waters?

Yury Ushakov: No, they didn’t. We are aware of the incident, and necessary actions are being taken by the Defence Ministry, but the subject was not raised during the conversation between the two presidents.

Question: Can you tell us if Russia made clear what it would do in the event Ukraine’s Government decided to provoke conflict in Donbass? What will Russia do then?

Yury Ushakov: We emphasised, firstly, that we were going to consider the proposals put forward by President Biden today, even though they overlap to a great deal with the US and NATO responses we have already received. We also indicated that an interdepartmental discussion of possible responses was nearly finished. The results will be made public in the near future.

Question: The US has already shared its views on the telephone call. In particular, they continue to claim that they still don’t know if any actions follow, and what President Putin’s plans are for a potential “invasion” of Ukraine.

Yury Ushakov: To be honest, I haven’t seen the American interpretation of the call yet. However, I have shared with you what we had to say on the subject.

Question: Are there any discussions scheduled in the coming weeks?

Yury Ushakov: Like I said, the presidents agreed that discussions on various issues should continue. In particular we will discuss the issues that Joseph Biden raised today. Naturally, we will give priority to addressing those concerns that were clearly and publicly stated in the two draft documents.

Thank you.

Source – Russian Kremlin / Russian Presidency

 


Брифинг помощника Президента России Юрия Ушакова по итогам телефонного разговора Владимира Путина и Джозефа Байдена
22:00

Юрий Ушаков провёл брифинг для представителей СМИ по итогам телефонного разговора Президента России Владимира Путина и Президента США Джозефа Байдена.

Ю.Ушаков: Добрый вечер!

Только что завершился телефонный разговор Президента Российской Федерации с Президентом США. Разговор продолжался чуть более часа. Этот разговор стал своего рода продолжением проведённых 7 декабря в режиме видеоконференции российско-американских переговоров, а также телефонного контакта 30 декабря. Именно тогда лидеры начали обсуждение важнейшей на сегодня темы, а именно вопросов обеспечения долгосрочных юридически закреплённых гарантий безопасности Российской Федерации.

Сегодняшний разговор прошёл в обстановке беспрецедентного нагнетания американскими официальными лицами истерии о якобы неминуемом вторжении России на Украину, это всем известно. Кстати, ссылаясь на вероятность такого катастрофического сценария, американская сторона и запросила сегодняшний телефонный контакт президентов, хотя планировалось провести этот разговор в начале следующей недели – в понедельник, такие у нас были планы.

С подобными просьбами о срочных телефонных разговорах обратились и другие члены Администрации, которые провели вчера и сегодня беседы со многими российскими коллегами. То есть нагнетание вокруг темы «вторжения» велось скоординированно, и истерия достигла просто апогея.

Но если вернуться к разговору президентов России и США, то можно констатировать, что характер беседы был всё-таки довольно сбалансированным и деловым, а Президент Байден даже сослался на опыт предшественников, которые в годы холодной войны делали всё возможное, чтобы избежать катастрофы, избежать серьёзного конфликта между нашими странами.

Он сказал, что наши две великие державы и сейчас являются конкурентами, но должны сделать всё, чтобы поддерживать стабильность, безопасность во всём мире. Он также подчеркнул, что необходимо делать всё возможное, чтобы избежать худшего сценария в контексте нынешней ситуации вокруг Украины. Он, как сказал, является приверженцем дипломатического пути и в этой связи изложил целый ряд соображений, которые, на его взгляд, учитывают многие из российских озабоченностей и инициатив, изложенных и переданных нами американцам и натовцам в проектах документов по гарантиям безопасности.

Сразу же отмечу, что Президент России среагировал в том духе, что российская сторона, конечно, внимательно проанализирует высказанные Байденом соображения, и будем их, несомненно, учитывать. Но, к сожалению, и это было сказано, эти соображения не затрагивают центральных, ключевых элементов российских инициатив на самом деле – ни по нерасширению НАТО, ни по неразмещению ударных сил на украинской территории, ни по возврату конфигурации сил Альянса к состоянию 1997 года, когда подписывался Основополагающий акт Россия – НАТО. Мы ответа по существу не получили.

Многие из озвученных в телефонном разговоре шагов уже, в общем-то, содержатся в полученных нами 26 января из Вашингтона и штаб-квартиры НАТО ответов на российские предложения.

Джозеф Байден ожидаемо в контексте напряжённой ситуации вокруг Украины упомянул возможные жёсткие антироссийские санкции, но при этом не на этом именно вопросе делался акцент в входе достаточно продолжительной беседы с российским лидером.

Наш Президент, со своей стороны, подробно изложил подходы, принципиальные подходы российской стороны, пояснил, почему именно сейчас назрела необходимость решать вопросы, от которых реально зависит национальная безопасность России.

Владимир Владимирович прошёлся и по истории взаимоотношений между США, НАТО и Россией, что в итоге и привело к кризисной ситуации. Президент России, в частности, отметил, что в годы холодной войны Советский Союз и США были, конечно, стопроцентно противниками, а, например, в 1990-е годы мы были вроде бы друзьями, но даже тогда США и НАТО вели далеко не конструктивную линию в отношении России. Ведь именно тогда началось практическое расширение сферы деятельности НАТО, именно тогда были приняты новые члены, и Альянс приблизился к границам России. После этого уже в 2000-х годах произошла резкая деградация условий безопасности в евроатлантическом пространстве, и эта деградация как раз касалась именно безопасности нашей страны.

Что я ещё хотел бы отметить? Не менее подробно Президент России осветил деструктивную линию украинских властей на саботаж Минских соглашений, что продолжается уже в течение последних восьми лет. Он отметил при этом, что со стороны западных государств не осуществляется должного нажима, с тем чтобы Киев выполнял взятые на себя обязательства. Наш Президент также обратил внимание на опасности милитаризации Украины, её накачку современным оружием, чем целенаправленно занимаются западные страны, тем самым поощряя возможные провокации украинских силовиков как в отношении Донбасса, так и в отношении Крыма.

С учётом доктринальных установок Украины, в которых прямо провозглашена цель вернуть Крым силовым путём, её гипотетическое вступление в НАТО чревато, конечно, самыми опасными последствиями, включая прямое военное противостояние между Россией и Альянсом – хотя бы в силу того, что сами США считают священной пятую статью Вашингтонского договора. Об этом наш Президент достаточно подробно говорил в ходе сегодняшней беседы.

В целом же президенты условились, что высказанные Байденом соображения будут в Москве внимательно рассмотрены и по возможности учтены в нашей реакции на поступившие от США и НАТО позиционные документы. Эту реакцию мы в ближайшее время доведём до сведения партнёров и общественности.

С учётом того, что, как сказал Джозеф Байден, он хочет, чтобы межгосударственные отношения России с США выстраивались на основе взаимного уважения, президенты условились продолжить контакты на различных уровнях по всем затронутым сегодня в телефонном разговоре вопросам. В целом беседа носила деловой характер, ещё раз хочу подчеркнуть.

Спасибо.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, из сегодняшнего разговора можно понять было логику американской стороны? Если господин Байден знает, что у него предстоит телефонный разговор с Владимиром Путиным, зачем тогда анонсировать на 16 февраля «вторжение» России на Украину, после чего «лихорадит» весь мир?

Не получится ли так, что сегодня они, руководители государств, поговорили, и завтра или послезавтра господин Байден назначит новую дату [«вторжения»]? После такого заявления опять будет весь мир встревожен. Как понять это?

Ю.Ушаков: Вы же знаете прекрасно, что вокруг передвижения наших войск по своей территории – пусть недалеко от украинских границ – уже не первый месяц нагнетается напряжённость, а в последние дни, часы ситуация просто доведена до абсурда, я с этим согласен полностью. Но факты такие, что американцы искусственно раздувают истерию вокруг так называемого планируемого российского вторжения, называют даже даты этого «вторжения», а параллельно вместе с союзниками накачивают «военные мускулы» Украины. Выделяются существенные финансовые ресурсы на модернизацию украинской армии, увеличивается количество направляемых армейских инструкторов. То есть под аккомпанемент утверждений о «вторжении» создаются предпосылки для возможных провокационных действий украинских вооружённых сил.

Так мы расцениваем эту ситуацию.

Вопрос: А дальше это может так продолжиться с американской стороны?

Ю.Ушаков: Не знаю, это американцы выбирают такой путь. Мы изложили наши соображения и несколько раз подчеркнули, что мы не понимаем, зачем передавать средствам массовой информации заведомо ложную информацию о наших, российских намерениях.

Вопрос: Обсуждался ли на этом телефонном разговоре инцидент с американской подлодкой в наших территориальных водах?

Ю.Ушаков: Нет, нам об этом известно, и по линии Министерства обороны предпринимаются соответствующие демарши, но эта тема в разговоре президентов не затрагивалась.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, в ходе телефонного разговора российская сторона как-то обозначила свои планы, в случае если киевские власти предпримут провокацию в отношении Донбасса? Что будет делать Россия в этой ситуации?

Ю.Ушаков: Мы прежде всего сделали акцент на том, что мы рассмотрим те соображения, которые выдвинуты сегодня Байденом, хотя они во многом совпадают с содержанием переданных нам натовских и американского ответов. Было сказано, что мы уже практически завершили межведомственную проработку наших возможных действий. Об этом будет объявлено в ближайшее время.

Вопрос: Американская сторона отреагировала, уже рассказала свои впечатления о звонке. В частности, они продолжают утверждать, что им так и осталось непонятно, не будет ли действий, [не понятны] планы Президента Путина в отношении предполагаемого, с их точки зрения, «нападения» на Украину.

Ю.Ушаков: Я, честно говоря, не видел ещё, так сказать, американскую интерпретацию телефонного разговора, но то, что мы хотели сказать в этой связи, я вам изложил.

Вопрос: Планируются ли ещё какие-то контакты в ближайшие недели?

Ю.Ушаков: Я уже сказал, что президенты условились, что по различным направлениям эти контакты будут продолжены. В частности, будем обсуждать те вопросы, которые сегодня затронул Джозеф Байден. И конечно, в первую очередь будем обсуждать наши озабоченности, которые были очень чётко и публично изложены в двух проектах документов.

Спасибо.

Source – Russian Kremlin / Russian Presidency